Поиск
  • svdrusia

«Христос повсюду – но не в гробу». Проповедь Блаженного о. Алойзия Лигуды на Пасху 1935

Христос Воскрес! Дорогие братья и сёстры, предлагаем вашему вниманию перевод проповеди блаженного Алойзия Лигуды, вербиста, произнесённую на Пасху в 1935 году. Проповедь вошла в состав сборника проповедей блаженного «Хлеб и соль» (пол. «Chleb i sól), изданный в 1936 году.

Алойзий Лигуда (1898 – 1942) – монах – вербист, блаженный Католической Церкви, мученик. Помимо славной мученической смерти выделился своими выдающимися проповедями и размышлениями. Трудясь в Польской Провинции Общества Слова Божьего, нёс различные служения, из которых самыми главными были педагогическая и преподавательская деятельность в школе сестёр – урсулинок в Познани и в Низшей Духовной Семинарии Вербистов в Гурной Групе , а также пост капеллана и катехизатора. Защитил кандидатскую работу на факультете филологии в Познаньском Университете. Погиб мученической смертью в концлагере Дахау в 1942 году «Мария Магдалина и Мария мать Иакова, и Саломея купили благовония, чтобы отправиться намастить мёртвое тело Иисуса. Совсем не рассчитывали на возможность Его воскресения. Конечно, помнили о Нём, ибо и после смерти Он занимал их мысли, однако они считали, что смогут почтить лишь Его тело… Можно удивляться сердечной привязанности женщин к Иисусу, а можно и посочувствовать им, что живого искали среди мертвых. Эти благородные матроны даже и не догадывались, что своим походом ко гробу Иисуса дадут плохой пример для различных «Теорий» и «Гипотез», которые позже точно так же будут ходить ко гробу Христа, дабы Его намастить распрекрасными словечками. С Его воскресением не то, что бы не считались, но, напротив, его напрямую отрицали.Ни один апостол не выразился так прекрасно и изящно об Иисусе, как например Ренан, Штраус и Харнак[1], но что же с этого, когда не верили в Его Божество? Не были скупы на благовония и похвалы Иисусу – но только умершему. Вместо радости от живущего – надежду возлагали на умершего. И человечеству хотели навязать Иисуса умершего. Считали, что такой Иисус будет для них более удобным. Его можно почтить громкими напыщенными словами, но при этом от всех обязанностей уклоняться. Было бы хуже с живым Иисусом. Такой мог бы от людей многое требовать и наивысшую волю свою диктовать. Это знаменательно и для наших времен: сколько же людей отправляется с благовониями ко гробу Христа. Хотят разместить Его обязательно среди умерших. По крайней мере, Он не будет им мешать и не будет волновать их совесть.Женщин, направлявшихся ко гробу беспокоила одна трудность, а именно: кто отодвинет им камень? Ведь они были лишь слабыми женщинами, а камень был весьма тяжёл. Те, кто не верят в Божество Христа имеют изрядные трудности, связанные с утверждением, что Христос не воскрес, но принадлежит к умершим. Мы признаём, что вера в воскресение доставляет разуму трудности. Однако разве не большие ли трудности имеют те, которые воскресение отрицают? Кто не верит Евангелиям, проповедующим Христа воскресшего, вынуждены сочинять сказки о Христе уже не живущем. А эти сказки, какие же они искусственные и натянутые (!), в то время, когда Евангелие ни об одном догмате не говорит так выразительно, как о воскресении. Как объяснить христианство, если Его основателя обязательно хочется видеть среди мёртвых? Ведь известно, что мертвецы активности не проявляют, а память о них может оживать не более нескольких месяцев. Те, которые только мёртвому, а значит безвредному, Христу приносят благовония, твердят, что обстоятельства общественной природы благоприятно влияли на развитие христианства. Подобно материальная нищета, прирост пролетариата и общее недовольство создали податливую почву для посева Христового учения. Но разве в нынешние времена те же самые факторы не выступают ли ещё резче? К чему же они приводят? Не к христианству, а к коммунизму, не к любви, а к ненависти. Вместо культуры сеют дичайшее варварство, вместо созидания – разрушение. Законы природы, предоставленные сами себе, никогда не выйдут за пределы природы, а именно закон притяжения – вместо порыва ввысь, всегда будет тянуть вниз. Именно нынешние времена нас поучают, что без Божьей искры горючий материал, хоть был бы в наибольшем количестве собран, не приводит к процессу добродетельному, облагораживающему, но к разрушительному, революционному. Нельзя также объяснять начала христианства по аналогии с другими религиями, которые не менее быстро развились, хоть и их основателям мы не приписываем божественности. Исламу, например, всё чаще хочется выигрывать у христианства. Но пусть лишь ислам переймет христианскую этику, пусть потребует от своих последователей самопожертвования, особенно укрощения телесных похотей или любви недругов, то окажется, что он не совершил ни одного шага в развитии. Нет, христианство нельзя объяснить, если Христос оставляется в гробу.Трудно рационалистам отрицать Божество Христа – oro iam sole- «по восходу солнца», то есть по стольким фактам, говорящих за него. Ощущается даже, что Христос живёт и действует, а они и дальше совершают паломничества к Его гробу, оживленные надеждой, что найдут в нём Его мертвого. Несут с собой благовония: ладан и смирну, дабы Его тело почтить и -дальше в гробу оставить. Чего только не проповедуют о Христе! Что был идеальным человеком и при этом религиозным гением, что удерживал сердечные отношения с ближним, а ещё сердечнее с Богом, что Бога называл своим Отцом, а худшего из людей своим братом. Говорят о Нём прекрасно, ибо относят Его к мертвецам. De mortuis nil nisi bene (пер.с лат. «О мёртвых ничего, кроме хорошего»). Говорили ли направляющиеся ко гробу женщины так же прекрасно об Иисусе? Возможно, ибо чем наполнено сердце, то и говорят уста. Факт, однако, что очи их были опущены, велит нам догадываться, что в молчании они только вспоминали все то наипрекраснейшее, что о Нём знали. Когда же дошли до гроба, то «взглянув, видят, что камень отвален, а он был весьма велик». Ангел его отодвинул, дабы как верующие, так и неверующие могли убедиться, что Иисуса в гробу не было. Представляем, какое удивление объяло женщин, когда в гробе они натолкнулись на пустоту. Ведь они хотели отдать честь умершему и намастить его тело, но и того уже не было. Разве мысль о краже тела Иисуса не усилила их ужаса? Ещё больший ужас должен быть у тех, кто во гробу Иисусовым обязательно хочет обнаружить Его мертвое тело, но в то же время наталкивается лишь на ткани, да и вдобавок прекрасно сложенные, дабы тем лучше засвидетельствовать о воскресении Господа. Как себе объяснить отсутствие тела? Его кражей, совершённой апостолами? Или допущением, что Иисус не умер, а пребывал в летаргическом сне, придя затем в себя от гробового холода и благовоний? Ещё другие гипотезы сконструировали рационалисты, дабы не поверить в чудо воскресения, пока окончательно не убедились в том, что для принятия их закрученных махинаций необходимо больше веры и доброй воли, чем для принятия Евангелия. Сегодня уже никто не берет во внимание аргументов либеральных богословов, которые сбивают догмат о воскресении Иисуса. Его гроб пуст и останется таковым навсегда. Кто-либо собирающийся к нему, чтобы намастить Его мертвое тело, должен забирать обратно свои благовония и может, от силы, намастить лишь самого себя. Правда, также, что не один потому так прекрасно и сладко говорил об Иисусе, что хотел обмануть собственную совесть, которая высказывалась за воскресение Христа.«И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись. Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен». И указал при этом соответствующим жестом на оные приведенные в порядок покрывала и на пустоту, господствующую в гробе. Дабы же та казалась большей, отодвинулся на бок и проповедовал прекраснейшую из христианских истин: Воскресение Христово. Современные либералы не узрят в гробе ангела, не услышат его благой вести. Может, однако, время от времени их лучшее «я» скажет: «Что вы ищете живого между мертвыми? Воистину, нет Его в гробе. Он воскрес!»

«Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен» (Мк 16, 6)Христос повсюду – но не в гробу. (Ему даже было бы невыгодно иметь собственный гроб на те несколько часов, которые должен был в нём проводить) Поэтому нельзя от Него избавиться, убегать от Него - не выход. Ибо и к Нему относятся слова псалмопевца: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; сойду ли в преисподнюю — и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, — и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя». (Пс. 138, прим. пер.) Несмотря на то, что Христос повсюду, не везде Его, однако, можно найти, особенно если Его хотелось иметь навсегда закрытым в гробе. Кто от Него долгое время отрекался, может потом Его искать, но уже не созерцать.Однако нет, Христос воскресший – чрезвычайно благ. Как явился апостолам, которые Его бросили, а отчасти и отреклись; как явился неверующему Фоме – так может явиться и тем, которые Его ищут среди умерших. Затрагивает нас факт, что Господь Иисус велит апостолам отправиться в Галилею, чтобы там они могли возрадоваться Его присутствием. Вот что говорит ангел женщинам: «Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам». Как себе объяснить эту выразительную привилегию Галилеи? Может Спаситель рассчитывал на то, что там апостолы будут Ему особенно рады. Ибо там каждый уголок, каждая дорога и тропинка напоминали им благие времена об идиллической совместной жизни с Божественным учителем и другом. Такой Галилеей может быть для каждого человека «край детских лет», край молодости или, скорее, те места и времена, в которых ещё верили в Христа и даже любили, и никакой нужды не было желать, чтобы Он был среди мертвых.Счастлив тот, кто может обратиться к вере юности и перед кем врата в рай детства открыты нараспашку. Кьеркегор[2] расплакался, когда увидел ребёнка, идущего к Первому Причастию, ибо вспомнились ему времена, когда он также был счастлив в Боге. Иным разом роптал и жаловался, что куда-то у него подевались доказательства существования Бога, которые он писал ещё во времена гимназии. Был, ибо, убежден, что те трактаты со школьной скамьи, хоть и несовершенны, но полны убеждения и юношеского энтузиазма, помогли бы ему в нахождении Бога. У Кьеркегора много братьев, всегда и везде. Вот бы все блуждающие, вместо того, чтобы искать Христа в гробу, искали Его в Галилее веры и простоты! Он наверняка бы явился, особенно, если бы Его искали верой, а не «мудрым стёклышком и глазом» (цитата из стихотворения А. Мицкевича «Романтичность»).Блаженны также те, которые вместо того, чтобы искать Христа в гробу, видят Его в каждом ближнем и почитают Его в нём. Такие не поддадутся прелести могил, не погрязнут во «сне гробов», но способны будут на плодовитый труд на благо Церкви и народа. Вместо того, чтобы о Христе прекрасно говорить, будут во имя Его выносливо трудиться. Зная, что Христа нет в гробе, отложат в сторону погребальные урны и сосуды с благовониями, и запоют песнь Его победы: Alleluia!» Christus Resurrexit! Alleluia! (К. Штейбен «Воскресение Христа»)Примечания: [1] Лигуда приводит в пример троих немецких исследователей в области философии, теологии и библейской истории, не признававших Божество Христа, и, соответственно, отрицавших факт воскресения Христа из мёртвых, при этом лестно относившихся к Его личности в историческом, культурном, социальном и религиозном аспектах. В своих трудах Эрнест Ренан, Давид Штраус и Адольф фон Гарнак стремились опровергнуть факт творения чудес Иисусом (а также и Его воскресение), приводя доводы с позиции рационализма. [2] Сёрен Обю Кьеркегор (1813 - 1855) — датский религиозный философ, психолог и писатель. Основоположник экзистенциализма. Перевел брат Андрей Коваленко, SVD


Просмотров: 19

Общество Слова  Божия

  • Facebook Социальной Иконка
  • Instagram
  • YouTube
  • Квадратная иконка Google